Адвокат Марина Соловьева о Пейзажке

18.03.2012, Наш Киев
Адвокат Марина Соловьева о Пейзажке

НК: От кого сейчас реально зависит разрешение вновь обострившейся ситуации со скульптурным парком на Пейзажной аллее?

От Киевсовета и от господина Грищенко как руководителя Министерства иностранных дел. С юридической точки зрения есть два пути спасения Пейзажки.

Первый путь, который я считаю самым правильным и таким, который позволил бы сохранить лицо МИДу и власти вообще, выглядит так: МИД, как землепользователь, в соответствии с Земельным кодексом в добровольном порядке обращается в Киевсовет и отказывается от пользования этим участком. Киевсовет затем выносит этот вопрос на сессию и возвращает участок в собственность города. Но, судя по вчерашним заявлениям господина Грищенко, на добровольный отказ рассчитывать не приходится. Осенью МИДу предлагали 10 альтернативных земельных участков, но МИД отказался от них. Они хотят все-таки отобрать у города Пейзажку и построить там многоэтажку с бассейнами, другие места их не устраивают. Ну и все ведь понимают, что это строительство — коммерческий проект, министерству там будет принадлежать всего несколько квартир. В общем, тут есть совершенно конкретная коммерческая заинтересованность, вы понимаете... Вообще, как только Грищенко становится руководителем этого ведомства, над Пейзажной аллеей сгущаются тучи. Этот человек играет самую серьезную роль в попытках захвата Пейзажки. В любой другой стране министр после такого громкого скандала давно бы подал в отставку.

А особенно циничной позиция МИДа выглядит в свете того, что еще в 2006-м году на мой запрос в Комиссию по делам ЮНЕСКО в Украине (а эта комиссия является подразделением МИДа!) выдала документ, подтверждающий, что эти земли на Пейзажной аллее находятся под защитой государства и ЮНЕСКО, и там не может быть никакого строительства.

Второй цивилизованый выход из этой ситуации: фракции Киевсовета по формулировке «в связи с общественной необходимостью» инициируют процедуру отмены землеотвода МИДу. Это тоже реальный путь, который во многом зависит от воли руководства города.

А все, что зависит от горожан, общественных организаций, жителей близлежащих домов — это будет сделано, люди встанут на защиту Пейзажки стеной! Это место, которым может гордиться не только Киев, но вся Украина, одна из немногих новых, ярких туристических достопримечательностей. Знаете, мне звонят и из других городов — вот недавно звонили из Луганска люди, которые, будучи в Киеве, гуляли по этому скверу, они возмущены новостью про угрозу его застройки.

НК: Какова, по-вашему, настоящая позиция и роль киевской власти в этой ситуации?

У меня вчера была встреча с Александром Поповым, на ней он сказал, что никогда не допустит строительства на Пейзажной аллее. Но мы помним его заявления по скандальным стройкам на «Театральной», на Гончара... Возможно, Попов действительно хочет прекращения этих строек, но, похоже, не всё от него зависит. На завтрашнем митинге на Пейзажке, на котором будет присутствовать Александр Попов, необходимо будет задать вопрос: когда (это обязательно должно произойти ДО выборов!) он приедет на Пейзажку снова — уже с документом, подтверждающим, что МИД больше не имеет никакого отношения к этой земле? Этот вопрос — ключевой. Вот это был бы результат. А то, что он посадит дерево — это просто предвыборный пиар.

НК: Да, мы помним, что и Черновецкий уже сажал дерево на Пейзажной аллее... Как относитесь к политической символике на Пейзажке и вообще к участию представителей партий в этом протесте?

Пейзажка не должна быть площадкой для пиара какой бы то ни было политической силы. Это место, любимое народом, оно даже стало обязательным пунктом в свадебных фотомаршрутах. Оно удивляет и радует иностранных туристов. Если политикам искренне небезразлична судьба этого сквера, они должны снять свою политическую символику и стать в одном ряду с обычными горожанами, а не использовать этот протест в своих целях.

НК: Какова ситуация с гаражами, которые расположены за сквером? МИД постоянно заявляет о незаконности их нахождения на этом месте.

В свое время, до постройки Пейзажной аллеи, здесь были хаотически разбросанные гаражи, принадлежавшие, в частности, инвалидам войны...

НК: ...не самострои?

Нет. В архивах и на руках у владельцев есть все документы на эти гаражи, начиная с 80-х годов. В 1986-м гаражи упорядочили и перенесли на один участок в рамках автокооператива «Пейзажный». В 1996-м автокооператив был в законном порядке закреплен на этом месте на 24 года. Гаражи уже давно приватизированы, зарегистрированы в БТИ. Это собственность граждан Украины, на что есть все необходимые документы. Сегодня Грищенко говорит: мы не будем ничего строить на Пейзажной аллее, только снесите гаражи. Это лицемерие: эти гаражи — серьезное препятствие для строительства на этом месте, ведь для того, чтобы снести их, МИДу нужно получить соответствующие судебные решения.

НК: Назовите самые «болезненные», на ваш взгляд, места Киева, подобные Пейзажной аллее.

Стройка на Гончара 17/23 (я этим объектом тоже занимаюсь) — как вы знаете, этот вопрос еще далек от разрешения; Октябрьская больница (тоже мой объект) — там тоже всё ещё опасная ситуация; Стрелецкая 10/1 — там мы выиграли суды всех инстанций вплоть до Верховного, но в недавнем решении Киевсовета есть замена названия Стрелецкая на Стретенская, и пока неясно, что это — ошибка или юридическая уловка.

На Гуманитарном совете при президенте Янукович неоднократно обещал, что буферная зона Софии Киевской не будет застраиваться. Но на Гончара 17/23 на сегодняшний день вовсю продолжается строительство — а это объект, из-за которого ЮНЕСКО грозится внести Украину в черный список. Я считаю, что если бы это здание наконец-то снесли, как в любой нормальной стране, то все остальные землеотводы в буферной зоне (а их 30!) перестали бы быть «горячими точками». Был бы создан прецедент: инвесторы поймут, что нужно десять раз подумать, прежде чем начинать незаконное строительство. Что касается вопроса о том, как компенсировать убытки инвестора и за чьи деньги демонтировать это здание. Знаете, это строительство ни единого дня не велось законно, оно было незаконным с самого начала! О какой компенсации может идти речь?! Что же касается демонтажа, я уверена, что, если создать специальный фонд и объявить лозунг «Сдай 100 гривен — спаси Софию!» - киевляне и общественные организации без труда соберут на это деньги.

Мы обратились в суд с таким иском: внести буферную зону Софии в земельный кадастр в качестве особо ценной территории. Выиграли дело в первой инстанции, выиграли в апеляционной, а теперь Киевзем подает кассационную жалобу на это решение, потому что оно ограничивает возможности Киевсовета отдавать эти земли в частные руки.

НК: Одни говорят, что Киев красивый, другие — что безобразный. Как по-вашему?

Киев — мой любимый город. И, конечно, он очень красив. Да, у меня внутри что-то содрогается каждый раз, когда я вижу Hyatt или бизнес-центр «Миллениум» на Владимирской, 12. Но Киев все еще красив, и мне очень хотелось бы, чтобы наши дети и внуки могли, как и мы, пройтись по этим местам — Андреевскому спуску, Пейзажной аллее, по Гончара, Стрелецкой — и их не пугали «Хайятты».

НК: Есть ли в Киеве места, в которых вам неуютно или которых вы стараетесь избегать?

Да. Я одно время пожила на Харьковском массиве и, несмотря на то, что я в общем-то урбанистический человек, поняла, что не смогу там жить. По нескольким причинам: и Бортничи, и мусоросжигающий завод, и эти огромные безликие дома... У центра города тоже есть свои недостатки: загазованность, высокие цены на всё. Но пройдешься вечером после тяжелого дня или в выходной по той же Пейзажной аллее, Андреевскому или Подолу — и становится светло, и снова хочется жить.

НК: Вы коренная киевлянка?

Нет, я родилась в Лисичанске. В Киеве училась и осталась после учебы.

НК: Вы ведете такие громкие дела, за которыми стоят люди с очень серьезным возможностями и влиянием. Как вы сами думаете, опасно ли ваше занятие? Не чувствуете ли вы угрозы?

Были и личные угрозы, и, скажем так, предложения. Но я хочу сказать вот что: «загвоздка» не в конкретном юристе, а в том, что у горожан есть потребность в таком юристе. Народ говорит: «С нами надо считаться! Как богаты вы бы ни были, нельзя идти по беспределу!». Если я испугаюсь или со мной что-то случится — найдется другой адвокат, который займет мое место.